22.12.10 06:20

Старые песни о главном. Закон о торговле новый. Проблемы прежние.

Оценить
(0 голоса)

Процесс принятия закона о регулировании торговли в России медленно, но верно движется к концу. Представленный в середине 2007 года вариант закона вызвал бурное обсуждение бизнес-сообщества, по большей части, с негативной оценкой. Разработчики законопроекта, казалось бы, учли в новой редакции пожелания предпринимателей. Однако мнение о законе не улучшилось. Подсластить пилюлю рядом уступок не удалось, положения, вызвавшие наиболее отрицательную реакцию, сохранились. Какие это может иметь последствия? Усиление контроля повысит издержки бизнеса, доходность упадет, отрасль станет менее интересной для инвестиций. Возможно, что именно с разработкой закона и пессимистичными оценками собственниками своих дальнейших перспектив связан ряд продаж розничных компаний в 2007 году. Кроме того, этот закон поднял еще одну проблему – неспособность розничных компаний отстаивать свои интересы на государственном уровне, в отличие от тех же сельхозпроизводителей.

Процесс принятия закона о регулировании торговли в России медленно, но верно движется к концу. Представленный в середине 2007 года вариант закона вызвал бурное обсуждение бизнес-сообщества, по большей части, с негативной оценкой. Разработчики законопроекта, казалось бы, учли в новой редакции пожелания предпринимателей. Однако мнение о законе не улучшилось. Подсластить пилюлю рядом уступок не удалось, положения, вызвавшие наиболее отрицательную реакцию, сохранились. Какие это может иметь последствия? Усиление контроля повысит издержки бизнеса, доходность упадет, отрасль станет менее интересной для инвестиций. Возможно, что именно с разработкой закона и пессимистичными оценками собственниками своих дальнейших перспектив связан ряд продаж розничных компаний в 2007 году. Кроме того, этот закон поднял еще одну проблему – неспособность розничных компаний отстаивать свои интересы на государственном уровне, в отличие от тех же сельхозпроизводителей. Положительным изменением можно назвать то, что в законе отказались от разрешительной системы открытия новых торговых точек, которая ранее предполагалась для крупных розничных сетей, в отличие от малого и среднего бизнеса. Ранее считалось, что это позволит обеспечить защиту небольшим компаниям. Очевидно, стало понятно, что эта мера никого не защитит, а только помещает развитию розничного бизнеса, а также позволит наживаться государственным чиновникам, поэтому от этой идеи решили отказаться. Теперь требуется только уведомлять муниципальные органы об открытии новой торговой точки путем подачи необходимой документации согласно главе 5 (“Организация торговой деятельности”). В течение двух дней муниципалитет должен выдать свидетельство. Это касается так называемых стационарных торговых объектов. С нестационарными, а именно с ларьками и палатками, дело обстоит по-другому: они должны получать разрешение на организацию торговой деятельности. При этом существует особый порядок получения разрешения, согласно которому открытие подобных торговых объектов возможно только в соответствии со схемой их размещения, утвержденной местными органами власти “в соответствии с архитектурными, градостроительными и строительными нормами и правилами, с проектом планировки и благоустройства территории субъекта Российской Федерации и территории муниципального образования и с учетом нормативов обеспеченности населения торговыми объектами...” (статья 18, глава 5). Подобное разрешение дается сроком на 3 года. В статье сделана уступка требованиям открытости и прозрачности, и говорится, что разрешение предоставляется по итогам открытого конкурса. Исключение сделано для нестационарных объектов, располагающихся внутри стационарных торговых объектов. Им разрешение получать не нужно. Ранее закон предполагал, что торговые точки компаний так называемого крупного бизнеса должны обязательно получать разрешение на открытие новых магазинов, в отличие от малых и средних компаний. На самом деле, это положение отвечает интересам организованного ритейла, поскольку создает возможность контроля над распространением ларьков и палаток. Это позволит загонять ларьки в крытые торговые комплексы, что только лучше и удобнее для обычных покупателей. Однако введение уведомительного порядка вызывает вопросы. Как отметил Олег Пономарев, генеральный директор компании “СеМьЯ”, председатель Координационного совета Союза независимых сетей, “введение уведомительного порядка на открытие торговой точки мы считаем, по сути, введением разрешительного порядка. В российских условиях выдача свидетельства на розничный объект, выдаваемого вроде бы автоматически, на деле превращается в совершенно другое. Автоматически ничего происходить не будет, получение такого разрешение является дополнительным рычагом воздействия на розничные компании со стороны чиновников”. Кроме того, разработчики закона оставили небольшую лазейку для контроля над супермаркетами, гипермаркетам и торговыми центрами. В статье 13 (“Требования к организации торговой деятельности посредством создания, размещения и (или) использования стационарных торговых объектов”) главы 5 говорится, что “создание крупных торговых объектов для целей осуществления торговой деятельности осуществляется в соответствии с градостроительным планом развития территории субъекта Российской Федерации, предусматривающим схему размещения крупных торговых объектов и утвержденным органом государственной власти субъекта Российской Федерации в соответствии с архитектурными, градостроительными и строительными нормами и правилами, с проектами планировок и благоустройства территории субъекта Российской Федерации и с учетом нормативов обеспеченности населения торговыми объектами”. Надо отметить, что согласно классификации законопроекта (глава 4 “Торговые объекты”, статья 11 “Виды и формы торговых объектов”) крупным признается объект, общая площадь которого (не торговая!) превышает 2 тыс. м2, средний – от 500 до 2 тыс. м2, малый – до 500 м2. Классификация эта несколько странная, потому что согласно ей любой рядовой супермаркет попадает в разряд крупных торговых объектов и оказывается в одном ряду с торговыми центрами. Его открытие требует согласования чуть ли не на уровне главных лиц того или иного города. Конечно, необходимость согласования строительства крупных торговых объектов с общим планом развития города очевидна. Это особенно становится понятно, когда постоянно наблюдаешь, как в любых удобных и неудобных местах строятся торговые центры без необходимой инфраструктуры – подъездных путей и парковок. Однако слишком низкая планка, установленная для определения крупного торгового объекта – 2 тыс. м2, является нецелесообразной. Монопольные 15% Однако это все цветочки. Ягодкой и изюминкой этой версии закона является антимонопольная глава, в которой говорится о снижении уровня доминирования на рынке для розничной отрасли. О возможности введения такого положения говорили давно, и именно против этой меры настойчиво выступала вся бизнес-общественность. Но никакие их аргументы не повлияли на разработчиков законопроекта. В статье 36 главы 7 (“Антимонопольное регулирование в области торговой деятельности”) говорится, что “продавец (группа продавцов), осуществляющий розничную торговлю продовольственными товарами, признается занимающим доминирующее положение на каждом товарном рынке, на котором он приобретает продовольственный товар для его последующей продажи, если его доля в общем объеме розничной торговли продовольственными товарами всех продавцов в границах муниципального образования превышает пятнадцать процентов”. Поскольку в небольших муниципальных образованиях даже ради антимонопольного законодательства нет смысла открывать несколько продовольственных магазинов, а именно, не менее семи, в законопроекте оговаривается: “продавец не признается занимающим доминирующее положение в указанном в настоящем абзаце случае, если количество проживающих на территории муниципального образования, в границах которого он осуществляет розничную торговлю продовольственными товарами, жителей не превышает тридцати тысяч человек”. Отдельно оговаривается ситуация с торговлей непродовольственными товарами, уровень доминирования определяется теми же – 15%, но в пределах субъекта Российской Федерации. За антимонопольным органом закрепляется право в случае каких-либо особенностей изучаемого рынка самостоятельно определять географические границы региона, в котором выявляется уровень доминирования. Что происходит с теми компаниями, которым удалось наторговать более 15% от всех продаж в отдельно взятом поселке, городе, районе? Продавцам, которые превысили свою квоту на 15%, запрещается “создавать дискриминационные условия деятельности другим хозяйствующих субъектам”. Для того, чтобы лучше контролировать, не создают ли они такие дискриминационные условия, антимонопольным органом формируется реестр и для них Правительством РФ формируются правила взаимодействия с другими компаниями. Законом также запрещается розничному продавцу занимать более 35% рынка. Впрочем, в каждом правиле всегда есть свои исключения. Так, более 35% можно занимать в случае выполнения нескольких условий, а именно, если не возникает угроза конкуренции, если достигается совершенствование производства, “стимулирование технического, экономического прогресса либо повышение конкурентоспособности товаров российского производства на мировом товарном рынке”, а также, если покупатели получают преимущества, соразмерные преимуществам, получаемым продавцами. Определения достаточно туманные и право на их толкование остается за государственными чиновниками, что открывает в условиях российской действительности широкий простор для злоупотреблений и коррупции. Считается, что антимонопольная глава необходима для того, чтобы отстоять интересы поставщиков и сельхозпроизводителей, изнывающих под гнетом сетей. Так оно и есть, однако, возникает вопрос, не перегибают ли палку? Как отметил Олег Бакун, генеральный директор компании Core Competences Retail Evolution Company, “появление этого законопроекта во многом является следствием лоббирования интересов сельхозпроизводителей. Между тем, у них доходность выше, чем у ритейлеров. Более того, сельхозпроизводители начинают выдвигать требования, чтобы сети торговали производимыми ими продуктами с минимальной наценкой. Никто не думает о том, что доходность бизнеса упадет, и торговлей вообще никто не будет заниматься”. – Кроме того, есть еще и другая проблема, – отметил он, – сложившаяся ситуация является свидетельством слабости розничных компаний, что не может не удручать. Розничная отрасль формирует уже 32% ВВП, а ритейлеры не могут создать нормальную организацию для своих интересов. В общем, тенденция негативная, если ритейлеры позволят без боя регулировать цены, это будет происходить постоянно. Модная профессия переговорщика Казалось бы, в законопроекте репрессивные тенденции приглушены и нет прямого давления на розничные компании. Никто не запрещает занимать более 15% в отдельно взятом городе или районе с населением более 30 тыс. человек, единственный минус то, что подпадаешь под пристальный контроль властей. Запрещено занимать более 35% рынка, но имеются исключения. В общем, как договоришься. Возникает вопрос, а кто будет договариваться? В законопроекте нашелся ответ и на него. В статье 41 главы 9 “Контроль в сфере торговой деятельности” говорится, что “контроль за осуществлением торговой деятельности осуществляется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защиты прав потребителей и потребительского рынка, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления в пределах своей компетенции в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации”. Таким образом, предполагается создание специальной инстанции, которая будет обеспечивать контроль за розничной отраслью, что будет возрождением упраздненной когда-то Госторгинспекции. Таким образом, законопроект вместо того, чтобы упростить государственный контроль над розницей и облегчить ее развитие, создает еще одну контролирующую структуру. Как отметил Олег Пономарев, “последние 10 лет мы работали в условиях, когда у нас было ограниченное количество контролирующих органов, поскольку Госторгинспекцию`, наш бич, ликвидировали. Однако в рамках нового закона она будет восстановлена в той или иной форме. В результате, к немалому количеству контролирующих органов: СЭС, пожарникам, милиции вновь добавится специальный контролирующий орган. К чему это приведет? Прежде всего, к росту цен на торговую недвижимость из-за повышения издержек, связанных с необходимостью раздавать дополнительные взятки при строительстве, введении в эксплуатацию и так далее”. Бегство из ритейла? Что дает нам новый закон, если он будет принят? От идеи разрешительного механизма регистрации новых торговых точек отказались (за исключением ларьков), это хорошо. Но вместо этого барьер доминирования на рынке установлен на уровне 15%. Надо отметить, что такое исключение сделано только для розничной отрасли. Другой знаковый момент закона – создание еще одного контролирующего торговлю органа. Возникает вопрос, насколько нужен подобный закон? Как отметил Олег Пономарев, “мы достигли определенной степени самоорганизации, когда работают нормальные рыночные механизмы. Регионы, где доля сетей превышает 50%, приближаются к равновесному состоянию, называемому совершенной конкуренцией, когда достигается баланс интересов потребителей и продавцов. Вот это надо развивать любой ценой. Регулирование торговли надо реализовывать очень последовательно и осторожно”. По мнению Олега Бакуна, “этот законопроект не доработанный, впрочем, в России большинство законов низкого качества. Возникает серьезная опасность для ритейла. Он приведет к тому, что будет падать доходность отрасли, снизится инвестиционная привлекательность, деньги пойдут в другие отрасли”. Кто-то разумеется, выиграет от введения этого закона. Прежде всего, те, кто его создавал – представители государственной власти. Те, кто его лоббировал – производители продуктов питания. В какой-то степени он положительно скажется даже на некоторых торговых компаниях. Как сказал Олег Пономарев, “для меня, представляющего региональную компанию, ряд положений закона на руку, например, антимонопольная глава, защищающая малый и средний бизнес. Как ни странно, но излишняя зарегулированность приведет к росту стоимости коммерческой недвижимости, что будет способствовать росту капитализации региональных компаний. Усложнит агрессивное развитие для компаний, выходящих на наши рынки, что также нам на пользу. Однако мы понимаем неоднозначность для отрасли этого закона и считаем, что регулирование торговли надо осуществлять очень последовательно и осторожно. Чтобы не наломать дров и не выплеснуть младенца вместе с грязной водой. Надо вести диалог с властью”. Однако продуктивного диалога пока не получается – он есть, но какой-то однобокий. И во многом это проблема не только государственных органов власти, они просто обеспечивают свои интересы, что логично. Проблема в том, что ритейлеры недостаточно громко о себе заявляют, не отстаивают свою позицию. В результате, пострадает отрасль, пострадает потребитель, пострадает экономика страны. Андрей Черкасов






Мнения экспертов

автор: Михаил Николаев, генеральный директор торгового дома «Николаев&Сыновья», управляющий партнер семейного предприятия «Николаев&Сыновья»
Возможность не для всех
автор: Алексей Кочетов, президент компании «Очаково»
О запрете ПЭТ
автор: Валентин Агарков, заместитель председателя комиссии ОП РФ по развитию малого и среднего бизнеса
Точка невозврата